Александр Петрович Орлов

Коллекционер монет и бумажных денег с более чем полувековым стажем.

больше

Чужие деньги счастья не приносят… (Часть 1. Период Первой мировой войны)

2011-06-13

Когда 1 августа 1914 года началась Первая мировая война и Российская империя ввязалась в боевые действия, на территориях нынешних Литвы, Беларуси и западных регионов Украины было объявлено военное положение. Именно здесь и развернулись основные сражения армии российского царя с одной стороны и объединенными войсками германского кайзера и австро-венгерского монарха с другой. Война – это всегда нелегкое испытание для простых людей…

В июне 1915 года по приказу германского фельдмаршала Гинденбурга на оккупированных немцами территориях Беларуси, Литвы и Латвии была образована так называемая область управления командующего Восточным фронтом – "Ober-Ost". Пришедшие на чужие земли немецкие войска принесли с собой германские деньги – государственные банкноты (Reichbanknoten) номиналами 20, 50, 100 1000 марок, выпускавшихся в Германии с 1903 года (вплоть до 1918 года – прим. авт.), а также государственные казначейские знаки (Reichkassenshein) номиналами 5 и 10 марок выпуска 1904-го и 1906 годов (ил. 1).

Денежные знаки Германии

Ил. 1. Денежные знаки Германии достоинством 1(96х60 мм) и 2 (112х70 мм) марки выпуска 1914 года, а также 5 марок 1917 года (127х80 мм) и 20 марок 1918 года (143х90 мм).

К октябрю 1915 года линия фронта стабилизировалась, и долгое время проходила по неровной черте, которая пролегала от Риги по Западной Двине и далее через Сморгонь, Барановичи, Дубно, река Стрына, уходя на территорию Украины. В зоне оккупации оказались такие крупные белорусские города как Брест, Гродно, Пинск, Лида, Новогрудок и другие. Наряду с германскими деньгами здесь, особенно в южных регионах, можно было встретить и деньги Австро-Венгерской империи (ил. 2 , 3). Однако хождение упомянутых денежных знаков за пределами их стран создавало оккупантам немало сложностей.

Австро-венгерские денежные знаки

Ил. 2. Австро-венгерские денежные знаки достоинством 1 (115x70 мм), 2 (115x85 мм).

100 крон

Ил. 3. Австро-венгерский денежный знак достоинством 100 крон аверс и реверс (165x110 мм).

В 1916 году оккупационные власти Германии основали специальный "Остбанк" (Ostbank fur Handel und gewerbe Darlenkasse Ost), который выпускал для оккупированных территорий особые деньги – так называемые ост-рубли. Уже 17 апреля 1916 года в польском городе Познань начали изготавливать ост-рубли номиналами 20 и 50 копеек, 1, 3, 10, 25 и 100 рублей.  Все тексты на этих банкнотах были напечатаны на четырех языках: немецком, польском, латышском и литовском (ил. 4, 5 и 6). В том же году на монетных дворах Берлина и Гамбурга были отчеканены железные монеты номиналами 1, 2 и 3 копейки, на которых имелась следующая легенда: "Ведомство Верховного главнокомандующего Востока" и дата "1916" (ил. 6a).

ост-рубли

Ил. 4. Оккупационные денежные знаки – "ост-рубли" достоинством 20 (110x70 мм), 50 (125х80 мм) копеек и 1 рубль (130x85 мм), выпущенные в 1916 году  "Остбанком".

ост-рубли

Ил. 5. Оккупационные денежные знаки – "ост-рубли" достоинством 10 (160x100) и 25 (175x110 мм) рублей, выпущенные в 1916 году "Остбанком".

100 рублей Остбанка

Ил. 6. 100 рублей (172x110 мм), выпущенные в 1916 году "Остбанком".

копейки

Ил. 6а. Железные деньги – монеты номиналами 1, 2 и 3 копейки, отчеканенные в Германии в 1916 году.

А 4 апреля 1918 года в Каунасе та же "Darlenkasse Ost" выпустила в обращение так называемые ост-марки, которые, как ост-рубли и германские государственные деньги, объявлялись на оккупированных немцами территориях законными платежными средствами. Ост-марки были выпущены в номиналах ½, 1, 2, 5, 20, 50, 100 и 1000 марок (ил. 5). В отличие от ост-рублей текст на этих купюрах был напечатан на трех языках: немецком, латышском и литовском.

В Беларусь проникали также оккупационные германские марки, выпущенные образованной в Варшаве 9 декабря 1916 года Польской государственной кредитной кассой. Следует сказать, что с самого начала 1917 года эта кредитная касса начала выпускать еще и польские марки Варшавского генерал-губернаторства в купюрах достоинством от ½ марки до 1000 марок (ил. 7).

1000 марок

Ил. 7. Оккупационные "ост-марки" достоинством 1000 марок аверс и реверс (180x100 мм), выпущенные "Остбанком" в 1918 году.

Но и на этом этапе история изготовления "военных" денег не закончилась. Уже после окончания Первой мировой войны, когда в Европе завершался "передел мира", 18 марта 1921 года  в Риге, как известно, был подписан договор между Российской Федерацией и Польшей, в соответствии с которым западные земли Беларуси и Украины отошли к Польше. На территории этих присоединенных "восточных кресов" имели хождение польские марки – билеты Польской государственной кредитной кассы с номиналами купюр от ½ марки выпуска 1919 года до 10 000 000 марок выпуска 1923 года (ил. 8, 9).

оккупационные марки

Ил. 8. Германские оккупационные  "марки польские" номиналами 1 (110x70 мм), 5 (130x85 мм), 10 (140x90 мм) и 50 (160 х105 мм) марок, выпущенные в 1916 году Польской государственной кредитной кассой.

100 марок 1918 г

Ил. 9. Банкнота достоинством 100 (210x128 мм) марок 1918 года и кредитный билет достоинством 5000 (225x140 мм) марок 1920 года, выпущенные в Польской Республике государственной кредитной кассой.

Чтобы дать современникам более полное представление о чувствах и переживаниях белорусских граждан  в те далекие времена, обратимся к публикациям средств массовой информации. Обратите внимание не только на то, сколь запутанной была финансовая ситуация и насколько хаотично колебался обменный курс различных валют, но и на интонацию самих публикаций.

"УТРЕННЯЯ МЕНСКАЯ ГАЗЕТА" от 22 февраля 1918 года сообщает:

"Сегодня в Менске появились в обращении новые деньги – бумажки по 20 коп., 50 коп. и 1 рубль, введенные в оккупированных местностях, с надписями: на одной стороне – на немецком, на другой – на польском, а также мелкие (1, 2, 3 коп.) железные монеты. Деньги эти уплачивались немцами при покупке ими газет, а также в магазинах при покупке продуктов".

Газета "МЕНСКИЙ ГОЛОС" от 3 марта 1918 года в заметке о размене денег сообщает:

"Из Вильны прибыл на автомобилях штат служащих германской меняльной кассы, которая уже открыла свои действия на Соборной площади, в доме М. Айзенштадта.

Касса производит обмен русских денег на германские и размен их. При этом установлен следующий курс: за русский рубль ("кредитка") дают одну германскую марку или же 50 коп. т.н. оккупационными деньгами. В обмене принимаются также и "керенки" в любом количестве".

Газета "МЕНСКИЕ НОВОСТИ" от 5 марта 1918 года в заметке о курсе русского рубля сообщает:

"В связи с подписанием мирного договора, в финансовых кругах ожидают повышение курса рубля. По сведениям из Вильно, курс русского рубля был следующий: с введением перемирия на русском фронте, виленские банки платили за 1 рубль – 2 марки 15 пфеннигов, после перерыва мирных переговоров – 1 марку 85 пфеннигов, за последние дни до подписания мирного договора – 1 марку 65 пфеннигов".

Газета "ВОЛЬНАЯ БЕЛАРУСЬ" от 17 марта 1918 года в рубрике "Што робіцца ў Менску?" пишет:

"Перажыўшы ў новай абставі пару тыдняў, Менск уваходзе ў звычайную калею жыцця. Крыху ішчэ трудна прывыкаць да нікаторых парадкоў, злашча да тых, на якія німа ішчэ законных пастановаў.

Так, праўдзівай балячкай абыватэляў-менчан зьяўляецца "курс рубля". Справа гэткая: спачатку, як толькі паявіліся нямецкія акупацыйныя грошы, яны ішлі па свайму звычайнаму курсу (г. зн. па цане, якую і паказуе лічба даннай паперкі); праз пару дзён гэтыя ж самыя паперкі пачалі ісці ў двойчы вышэй за расійскія (за 1 рубель расійскі давалі 50 кап. акупацыйных). Праз дзён пару зноў "курс апаў" і "акупацыйны" рубель раўняўся расійскаму рублю. Гэтак "курс падаў" і паднімаўся ўжо неколькі разоў. Як цяпер "стаіць курс" і сказаць трудна: амаль ці кожная крама мае сваю ўласную "разцэнку", свае на гэта погляды і свой "курс". У некаторых рубель "керенскі" лічыцца меншім за "царскі"рубель, другія – акупацыйныя грошы лічуць у двойчы даражэй і г. д... Путаюцца рахункі з "керенкамі", "мікалаеўскімі", маркамі, акупацыйнымі... Ускаламуцілі менскія гандляры "курс рубля" і ў гэтай муце ловяць у сваю кішэню і ні дробную рыбу"...

Газета "МОГИЛЕВСКИЙ ГОЛОС" от 20 марта 1918 года в рубрике "Оккупационные деньги" сообщает:

"Ввиду чрезвычайного интереса населения к создавшейся ныне денежной конъюнктуре, представитель "Менской газеты" обратился по этому поводу к германским властям города, которые дали следующие объяснения.

При вступлении германцев в Россию, для крестьян марка являлась чуждым и непонятным денежным знаком, вследствие чего был выпущен так называемый "оккупационный рубль".

Ввиду того, что русский рубль подвергался частым и резким колебаниям в курсе, германцы решили, для упрощения торгового обмена, зафиксировать временный оккупационный рубль двумя германскими марками".

В той же газете 5 марта 1918 года в рубрике "В оккупационном Менске" сообщается:

"Прошло сравнительно немного времени с тех пор как немцы пришли "княжить и владеть" Менском. Внешне город почти не изменился… Те же группы солдат без оружия и определенных занятий, и только сравнительно чаще мелькают шинели и красные околыши фуражек уже не пленных, а нынешних властителей города.

На постах – русская милиция, вернее, те же серые фигуры с винтовками: на главных улицах прогуливается молодежь. Тот же разноязычный польско-русско-литовский говор, и только кое-где слышатся характерные немецкие фразы изредка прогуливающихся офицеров.

Резко изменился внешний вид вокзалов: перрон, пути и платформы – вычищены. В помещениях первого класса, в буфете – чистые белые скатерти; пассажиры строго разделяются по классам; причем буржуазные классы размещены в соответствующих помещениях. Даже в станционных буфетах не замечается остроты продовольственного кризиса, о котором так много говорится. Вообще же цены на рынках приняли довольно терпимые формы: масло, например, по таксе расценивается в три рубля – фунт, хлеб продается по цене один рубль – за фунт.

Курс марки установлен немцами – в один рубль, причем расчет идет специально выпущенными оккупационными рублями. Любопытно, что при этом за сто рублей "кредитками" старого образца выдается сто двадцать пять рублей "оккупационными рублями".

Газета "БОБРУЙСКИЙ ДЕНЬ" от 2 июня 1918 года в рубрике "О приеме оккупационных денег" сообщает:

"Германский полицмейстер г. Менска в своем приказе объявляет, что в комендатуру поступают жалобы на то, что торговцы совершенно не принимают оккупационных денег, или принимают их по низкому курсу.

Полицмейстер предписывает полиции и милиции сообщать обо всех таких случаях в полицейское управление для привлечения виновных к ответственности и закрытия их торговых заведений".

Газета "БЕЛАРУСКІ ШЛЯХ" от 23 июня 1918 года в рубрике "Менскае жыццё" публикует следующую заметку:

"Усходняя ссудная касса

Прамысловая чыннасць і грашовы рух нарадзіўся да новага жыцця пасля заключэння міру на ўсходзе і асабіста ў абласцях, занятых немцамі і відавочна йдуць дарадаснага для нас развіцця, у якім, звычайна, заінтэрэсованы ўсе ўчасьнікі. У першай лініі расцвітаючай прамысловай чыннасці праглядвае агульнае, прынятае шчыра, жаданне залячыць балячкі, зробленыя вайною і вазвраціць народы да пладатворнай культурнай работы ў спакойнай абстаноўцы. Свае ўсьпешнае развіццё гэтае жаданне знаходзіць ва Усходняй Ссуднай Касе, якая адчыніла свае аддзяленні ва ўсіх велькіх гарадах вобласцей, якія Немеччына вярнула да спакойнай работы, як напрыклад: Рэвель, Рыга, Вільня, Горадзен, Беласток, а таксама тут, у Менску (на Саборнай пляцы,4).

Усходняя Ссудная Каса – крэдытовая інстытуція, прадстаўляючая сабой разам з тым зберагацельную касу, ёсць інтытуція дзержаўная, німаючая мэту нажывы і маючае сабе глаўнай задачаю – нарыхтоўванее гаспадарчых адносін глаўным чынам міжы Немеччынай і Расіей, а таксама рэгуляванне банкаўскай чыннасці. Яна выпушчае крэдытовыя білеты, прымае дэпозіты і прымае на сябе пераводы, што дзеля гандлёвага свету мае асобае значэнне. На рэшці зьвертаецца ўвага і на тое, што Усходняя Ссудная каса прэдстаўляе сабой шыкоўнае памешчанне капіталаў. Прымаюцца доўгасрочныя ўклады і закладаюцца цякучыя рахункі, грошы зякіх можна ва ўсякі час атрымаць па чэках".

Газета "МЕНСКИЙ ГОЛОС" от 25 октября 1918 года публикует следующее официальное сообщение:

"В дополнение к уже ранее опубликованному описанию ссудных билетов Ссудной Кассы Ост номиналами в 5, 20 и 50 марок, объявляем описание билетов в ½, 1 и 2 марки. По сему случаю мы повторяем, что прежние ссудные билеты, гласящие на рубль и новые, гласящие на марку, в первую пору будут служить оба на одинаковых началах как законные платежные средства. Выкуп, т.е.  изъятие из обращения "Ост" будет произведен лишь тогда, когда в распоряжении будет иметься достаточное количество остмарки. Срок, посвящаемый обмену, будет назначен не короче, как 6-ти месячный. Своевременно выпускаемыми и щедро распространяемыми объявлениями, как равно и открытием многих менялен, будет дана возможность каждому для производства обмена без затруднения. Выпуск новых марочных денег не влечет за собою  изменения стоимости рубля "Ост". Еще сим подчеркивается, что рубль "Ост" неизменно стоит 2 марки и что выкуп его по стоимости, как уже было объявлено в постановлении от 30.05.1917 г. гарантирован германским государством. Германское государство приняло на себя также и гарантию в том, что выкуп марочных ссудных билетов будет произведен по номинальной стоимости государственною маркою. Текст новых марочных билетов указывает, между прочим, и сию гарантию, краткое и ясное изложение коей может послужить рассеянием всякого сомнения. А по сему, как рубль, так и марка "Ост" поставлены наряду с деньгами германскими".

А вскоре в той же газете (от 16 ноября 1918 года) в рубрике "Ост-рубли" появилась следующая публикация:

"Губернским земством поднят вопрос о переходе в вашем крае на русскую валюту. Земская управа обращается к оккупационным властям с представлением о необходимости отмены принудительного курса ост-рубля по следующим соображениям:

  1. фактически этот курс населением не признается;

  2. крестьяне, в руках которых находятся предметы продовольствия, совершенно не принимают ост-рублей, а это ставит городское население, в частности служащих в разных учреждениях, получающих жалованье "остом", в безвыходное положение. Поэтому представляется необходимым приравнение ост-рубля и марки."

Еще через неделю "МЕНСКИЙ ГОЛОС" (от 22 ноября 1918 года) публикует очередную информацию:

"Городская управа возбудила ходатайство перед германским градоначальством о том, чтобы местное казначейство обменяло получаемое городскими служащими жалованье в ост-рублях на "керенки".

Не прошло и недели как в этой же газете (28 ноября 1918 года) было напечатано официальное сообщение следующего содержания:

"Ввиду отхода германских войск и предстоящего прекращения германского управления, все более выясняется боязнь населения, что денежные знаки "ост" потеряют свою ценность. Эта боязнь ни на чем не основана:

Германское государство гарантирует обмен всех денежных знаков кредитной кассы "Ост" (Дарленскассе) по курсу: 1 ост-рубль = 2 германским маркам и исполнит это при каких бы то ни было обстоятельствах. Если и тут и там предпочитаются русские денежные знаки, то таковые, по многим сообщениям, ввиду полного государственного банкротства России, вряд ли представляют собою платежное средство. Экономическое положение Германии в настоящее время не поколеблено и денежные знаки "Ост", таким образом, вполне обеспечены".

О том, что германские денежные знаки продолжали хождение даже после поражения Германии в Первой мировой войне, когда ее войска оставили территории Украины, Беларуси и Прибалтики, говорит один примечательный документ:

Срочно Временное Рабоче-Крестьянское
Советское Правительство
БЕЛОРУССИИ

Заведывающему
Сметно-Кассовым
Подотделом Менской
губернии
Комиссариат
по финансовым делам
 
 
 

Секретно

г. Менск Февраля 14 дня 1919
№ 1206
 

Комиссариат Финансов просит Вас срочно сделать распоряжение Менскому Казначейству о высылке Виленскому Отделению Нарбанка сто (100.000) немецких ост-рублей.


Зам. Комиссара Финансов Белоруссии
(подпись)
(подпись)
ШАГАЛЬ
Секретарь

Весь 1918 год прошел для жителей Беларуси в сплошных потрясениях. События изменялись, как в калейдоскопе. Вначале власть здесь захватили большевистские советы. После заключения Брестского мирного договора, а по сути позорного соглашения большевиков с немцами, их сменили германские захватчики. В этот период безвластия устроить свою жизнь попытались  законные хозяева страны, которые объявили о создании своего собственного государства – Белорусской Народной Республики. Ee, кстати, после Версальского совещания стран-победительниц (так называемого блока Антанты), наряду с восстановившими независимость Чехией, Словакией, Венгрией, Польшей, Украиной и рядом других вновь образованных стран, признали многие ведущие государства мира. Увы, те же немцы мешали становлению молодого государства, если не сказать, что препятствовали этому всеми способами. А затем разом убрались восвояси и сюда пожаловали белополяки, которым наша самостоятельность тоже была ни к чему. Если говорить конкретно, то в политико-административный организм Беларуси был внесен вирус, мягко выражаясь, "географического беспредела". Пользуясь неразберихой, которая наблюдалась в Европе после развала Австро-Венгерской империи, а в особенности после подписания Германией в Версале акта капитуляции и вспыхнувшей затем в стране революции, которая смела кайзера, многие наши соседи начали отрывать себе лакомые кусочки. Смоленщину, Витебщину, часть Могилевщины и часть Гомельщины прибрала к рукам Россия, Брестчину, Гомельщину и часть Могилевщины "приватизировала" Украина. Вильнюс и западные районы Витебщины объявила своими Литва. Об аппетитах Польши уже говорилось... В 1919 году собственно "белорусскими" остались только несколько центральных районов Минщины.

Многое сегодня можно уяснить, читая периодические издания того времени.

Так, например, газета "БОБРУЙСКИЙ ГОЛОС" от 21 марта 1918 года под заголовком "Разделение Украины на земли" печатает следующее сообщение:

"6-го марта, когда Центральная Рада возвращалась поездом в Киев, на перегонах между станциями Чернорудка – Бравки – Фастов состоялось заседание Центральной Рады, на котором был рассмотрен закон, внесенный фракцией социал-революционеров, о разделении Украины на земли.

Рада постановила:

  1. Разделение Украины на губернии и уезды отменяется.

  2. Украинская Народная Республика делится на следующие земли (т.е. области или административные единицы):

    • 1) Поднятие, с центром в г. Бресте;
    • ...
    • 6) Дроговинская земля, центр – г. Мозырь;
    • ...
    • 13) Поднестровье, центр – г. Могилев;
    • ...
    • (итого: 33 административные единицы).

По окончательном размежевании с соседними державами, количество земель может быть изменено".

Вследствие этого на некоторых территориях Беларуси в тот период и были введены в обращение такие платежные средства, как украинские карбованцы (ил. 6 и 7).

Газета "МОГИЛЕВСКИЙ ГОЛОС" от 21 марта 1918 года в публикации "Гомель – присоединен к Украинской Раде" извещала своих читателей о происходящих тогда событиях:

"В местных газетах напечатано объявление Гомельского уездного воинского начальника следующего не без интересного содержания:

"За отсутствием продовольствия и денег, Управление Воинского начальника прекратило функционировать с 11-го сего марта впредь до выяснения своего положения от Центральной Украинской Рады в Киеве. Поэтому, прошу считать все временные свидетельства о болезни и срочные отпуски бессрочными документами, и, ввиду всеобщей демобилизации, достаточными для обмена их на гражданские виды на жительства или волостные удостоверения личности".

В апреле 1918 года германские власти создали из оккупированных Могилевской, Черниговской и части Минской губерний т.н. Полесскую губернию и затем присоединили ее к гетманской Украине. На Гомельщину прибыл отряд гайдамаков под командой барона Розена. Гетман Украины, бывший царский генерал Скоропадский назначил комендантом города Гомеля полковника Харченко".

Могилевская газета "ЭХО" от 30 апреля 1918 года в своей публикации извещала читателей:

"Смоленск, 23. IV. Согласно постановлению Центральной Украинской Рады Гомельский уезд присоединен к Украине.

Из Гомельского, Новозыбковского, Пинского, Мозырьского и Речицкого уездов образовывается особая губерния Гомельщина.

В Гомель уже прибыли комиссар и украинский комендант полковник Харченко.

Немецкий комендант г. Гомеля распорядился, чтобы над правительственными учреждениями города были подняты украинские желто-голубые флаги.

Административное руководство новой украинской губернии будет одинаково с административным руководством других украинских губерний: вся власть в губернии будет сосредоточена в руках губернского комиссара. В уездах: власть гражданская – в руках губернского комиссара, а власть военная – в руках военного коменданта. Функции крестьянских "СИЛИНК" ограничены чисто крестьянскими делами и в управлении они участия принимать не будут. Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов упразднены.

Гомельский продовольственный комитет, имея в запасе довольно много обуви, предложил населению уезда произвести обмен хлеба на обувь. Условия обмена таковы: за один пуд ржаной муки можно получить 1 пару крепких сапог, или за 2 пуда ржаной муки – 3 пары полусапог".

В газете "БОБРУЙСКИЙ ГОЛОС" от 5 апреля 1918 года сообщалось следующее:

"К Украинской Народной Республике, согласно мирному договору, присоединен Мозырский уезд Минской губернии. Уезд этот входит в состав Волынской губернии. В связи с этим присоединением в Киев прибыла специальная делегация Мозырского уезда. Делегация была принята председателем Совета народных министров, которому указала, что уезд этот заселен исключительно белорусским населением. Голубович согласился с этим доводом и в свою очередь высказался, что уезд будет присоединен на основании самоопределения населения".

Сейчас, когда мы вкратце познакомились с последствиями вируса "географического беспредела", о котором тогда столько говорилось, самое время обратиться к наименее изученной странице истории, а именно хождению в южных регионах Беларуси украинских денежных знаков. Первой украинской купюрой, появившейся там, был государственный кредитный билет достоинством 100 рублей выпуска… 1917 года. День поступления его в обращение также известен – 5 января 1918 года, а напечатанная на нем дата "1917" объясняется тем, что сами банкноты были напечатаны сразу же после принятия 19 декабря 1917 года закона о выпуске государственных кредитных билетов Украинской Народной Республики. Следует напомнить, что УНР была провозглашена всего месяцем ранее – 20 ноября того же года.

Выпуск первых украинских денег можно считать весьма примитивным, поскольку в спешке для их изготовления была использована обычная бумага – без водяных знаков и других видов средств защиты от подделок.  Более того, на всех купюрах той эмиссии напечатан один и тот же различительный № и серия: "АД – 185". С приходом к власти гетмана Скоропадского все они были 24 сентября 1918 года изъяты из обращения. На основании постановления Центральной Рады Украины от 30 марта 1918 года взамен их были выпущены знаки государственного казначейства в номиналах 25 и 50 карбованцев. Деньги печатались в Киеве и Одессе. Однако первые партии этих денег также печатались на обычной бумаге без всяких средств защиты. Позднее в зависимости от места изготовления на них стали указывать серии АК (Киев) или АО (Одесса) и соответствующие порядковые номера (ил. 10).

25 и 50 карбованцев 1918 г

Ил. 10. Денежные знаки лицевая и оборотная стороны) номиналом 25 и 50 (135x75 мм) карбованцев, выпущенные в обращение в 1918 году государственным казначейством Украинской Народной Республики.

Тогда же, с 18 апреля начали вводить в обращение и мелкие деньги. В отличие от привычного названия "копейки" они именовались "шагами". Печатались "шаги" в Киеве на обычной бумаге листами по сто штук с перфорацией для удобства отрыва нужного количества купюр. Они выпускались в номиналах 10, 20, 30, 40 и 50 шагов (ил. 11). Но даже столь экстренные меры  и упрощенная технология по изготовлению новой валюты не могли удовлетворить потребностей страны в денежных знаках. Это привело к тому, что в качестве денег начали использовать 3-х и 6-процентные облигации внутреннего займа, имевшие название "Билет государственного казначейства". Эти облигации были отпечатаны в Германии еще по заказу Центральной Рады Украины, правительство которой было низложено 29 апреля 1918 года при преобразовании УНР в Украинскую Державу. Облигации были выпущены в четырех номиналах: 50, 100, 200 и 1000 гривен (1 гривна = 100 шагов = ½ карбованца). Облигации печатались с купонами (8 штук), которые затем начали использоваться в качестве денежных знаков по обозначенному на них достоинству (ил. 12).

шаги

Ил. 11. Серия разменных денежных знаков – шагов (25x31 мм), выпущенных в обращение 18 апреля 1918 года.

100 гривен

Ил. 12. Облигация внутреннего займа 1918 года  достоинством 100 гривен  с купонами (150x220 мм), выпущенная в обращение в качестве платежного средства.

Кроме этого в обращение поступила эмиссия кредитных билетов в номиналах 2, 10, 100 и 500 гривен, которая также заказывалась еще Центральной Радой в Германии и была получена только 17 октября 1918 года – на лицевой стороне банкнот так и осталась надпись: "Украинская Народная Республика" (ил. 13, 14). На банкнотах более крупных номиналов германские печатники успели внести изменения, и надпись уже гласила: "Украинская Держава", но это, кстати, был последний денежный заказ Скоропадского. Вскоре революционные вихри настолько перетасуют колоды  политических и географических карт, что о тех деньгах останутся только воспоминания в учебниках истории, да редкие экземпляры в музеях и собраниях коллекционеров. Взамен придут иные деньги, но об этом и разговор будет другой.

гривни 1918 г.

Ил. 13. Кредитные билеты номиналами 2 (110x70 мм), 10 (140x90 мм) и 100 (175x115 мм) гривен выпуска 1918 года.

500 гривен 1918 г

Ил. 14. Кредитный билет номиналом 500 гривен аверс и реверс (185x120 мм) выпуска 1918 года.