Александр Петрович Орлов

Коллекционер монет и бумажных денег с более чем полувековым стажем.

больше

Марки... вместо денег

2011-07-22

Европа накануне Первой мировой войны… Правительство России издает указ от 27 июля 1914 года, запрещающий обмен кредитных билетов на золото, и разрешает Государственному казначейству учитывать в расчетах казначейские краткосрочные обязательства "в размере, вызываемом потребностями военного времени". Начинает набирать обороты инфляционный процесс.

Пытаясь исправить негативные тенденции в финансовой сфере, правительство дает право Госбанку на выпуск не обеспеченных золотом кредитных билетов. С ростом инфляции звонкая монета продолжает стремительно исчезать из обращения. Постановлением российского правительства от 25 сентября 1915 года разрешен выпуск казначейских бумаг разменного достоинства – так называемых марок-денег (ил. 1,2). Для изготовления этих денежных знаков использовались клише почтовых марок, выпущенных в 1913 году в связи с 300-летием дома Романовых. Вслед за этим в соответствии с указом от 6 декабря 1915 года в обращение поступили казначейские билеты достоинством 1, 2, 3, 5 и 50 копеек (ил. 3).

Ил. 1. Казначейские марки 1915 года с клише почтовых марок 1913 года, тонкий картон, 24х30 мм.

Ил. 2. Казначейские марки 1915 года с клише почтовых марок 1913 года, тонкий картон, 24х30 мм.

Ил. 3. Разменные казначейские билеты 1915 года.

Как известно, во время Первой мировой войны германские и австро-венгерские войска оккупировали ряд западных территорий Российской империи (Польшу, Лифляндию, Курляндию, часть Украины и Беларуси, некоторые другие области). Северная часть Польши, включая Варшаву, вошла в состав созданного немцами генерал-губернаторства, а южная часть управлялась австро-венгерскими властями. Территория Курляндии и городов Гродно, Вильно, Белостока с их окрестностями по военным соображениям была подчинена непосредственно командованию группировки германских вооруженных сил, именовавшейся "Восток". Впоследствии в эту зону были включены Лифляндия и Эстляндия. Там, где ранее обращались российские рубли, в период оккупации появились в обращении германские марки и австро-венгерские кроны.

Так, уже через полгода после начала боевых действий германское военное командование, преследуя свои цели, в приказном порядке ввело в обращение на захваченных территориях свою собственную валюту. Чтобы в среде местного населения придать ей силу законного и полноценного платежного средства, в марте 1915 года был установлен курс: 100 оккупационных марок объявили равными 50 российским рублям. Однако уже с июля того же года этот курс вынуждены были подкорректировать: 100 марок приравняли к 60 рублям.

И все равно валюта оккупантов принималась под прямым давлением, а население старательно прятало товары, когда ожидалось, что платежи будут производиться в оккупационных марках или кронах. Учитывая трудности в расчетах с населением, связанные игнорированием оккупационных марок, германское командование выпустило в обращение оккупационные рубли-боны Восточной ссудной кассы, которые, по сути, были ничем иным как военными деньгами германского командования. Таким образом, в оккупированных областях обращались одновременно российские рубли, германские марки, австро-венгерские кроны и оккупационные боны. Одновременно там же имели хождение и денежные знаки местных выпусков, которые печатались в Лодзи, Ченстохове и других городах.

В конце 1916 года назначенное немецкими властями так называемое польское правительство выпустило в обращение польские марки, паритетные с германской маркой (особо подчеркнем, не злотые – марки!), под обеспечение обязательств имперского казначейства Германии. В оккупированных районах, где ходили польские марки, население также всячески уклонялось от расчетов этими денежными знаками, предпочитая вышеперечисленным суррогатам настоящие денежные знаки противоборствующих сторон – российские рубли, германские марки либо австро-венгерские кроны, хотя справедливости ради следует сказать, что ведение военных действий не добавило ни одной из упомянутых валют ни устойчивости, ни веса.

К началу Февральской революции 1917 года довоенный кредитный билет в России обесценился в 4 раза. Поэтому с первых дней своего существования Временное правительство приступило к активной эмиссии бумажных денег и их заменителей. Так, например, уже 30 марта было опубликовано постановление о выпуске облигаций "Займа свободы", а указом от 26 апреля выпущены в обращение государственные кредитные билеты достоинством 250 и 1000 рублей (ил. 4,5). На денежных знаках имелось изображение символического двуглавого орла (без короны), но в соседстве со свастикой – древним арийским символом плодородия и благополучия, который через пару десятков лет будет использован в символике и атрибутике германского фашизма и тем самым окажется пагубно скомпрометированным. Кстати, данные облигации после Октябрьской революции 1917 года будут выпускаться в обращение наравне с кредитными билетами, согласно Декрету Совета Народных Комиссаров от 12 февраля 1918 года, по номинальной стоимости облигаций, но не выше их достоинства – 100 рублей (ил. 6).

Ил. 4. Государственные кредитные билеты 1917 года, с изображением свастики.

Ил. 5. Государственные кредитные билеты 1917 года, с изображением свастики.

Ил. 6. 5-процентная облигация "Займа свободы" 1917 года, 150х200 мм (1918 г.).

На такой ноте и завершится история бумажных денег и денежного обращения Российской империи. В одном случае воюющая сторона вынуждена была начать эмитировать вместо денег почтовые марки, а в другом случае ее противник с особой целью запустил в оборот хоть и банкноты (марки), но все равно эрзац-деньги. Чем это закончилось – всем известно.