Александр Петрович Орлов

Коллекционер монет и бумажных денег с более чем полувековым стажем.

больше

Купюры СССР: вопросы подписей и золотого обеспечения

2012-05-03

После принятия Декларации об образовании СССР (30 декабря 1922 года) встал вопрос о выпуске новых денежных знаков. Для разработки государственной символики СССР и создания иных изобразительных атрибутов нового государства был объявлен конкурс, в котором приняли участие более тридцати художников. Среди них – ставший впоследствии знаменитым скульптором Иван Дмитриевич Шадр, работавший в ту пору на 2-й московской фабрике Гознака. Искать сюжеты и натуру молодой художник выехал к себе на родину.

10 000 рублей 1923 г.

10 000 рублей 1923 г. (аверс).

15 000 рублей 1923 г.

15 000 рублей 1923 г. (аверс).

25 000 рублей 1923 г. (аверс).

25 000 рублей 1923 г. (аверс)

В деревне Прыговая (Курганская область) Шадр выбрал моделями для своих работ крестьян Порфирия Калганова и Куприяна Авдеева. Эти работы комиссия признала лучшими, и на первых денежных знаках Советского Союза появились изображения земляков художника: на купюре 15 000 рублей 1923 года – портрет П.П. Калганова, на трех червонцах 1924 года (так называемый “сеятель”) – портрет К.К. Авдеева.

Одним из последних этапов проводимой денежной реформы стал выпуск в феврале 1924 года государственных казначейских билетов достоинством 1, 3 и 5 рублей золотом,

1 рубль золотом 1924 г.

1 рубль золотом 1924 г. (аверс).

3 рубля золотом 1924 г.

3 рубля золотом 1924 г. (аверс).

5 рублей золотом 1924 г.

5 рублей золотом 1924 г. (аверс).

после чего “совзнакам” дается полная отставка. С марта их обменивают по курсу: 1 рубль = 50 000 рублей знаками образца 1923 года. Если учесть два предыдущих обмена, то выходило, что новый рубль зачеркивал сразу десять нулей, так как заменял 50 миллиардов рублей “совзнаками”. И с тех пор хождение и выпуск различных заменителей денег в стране был прекращен – советская финансовая система начала обретать строгую четкость и законный порядок.

С 1924 года выпускается в обращение новая серия банковских билетов-червонцев. Эти билеты подлежали размену на золото и сохраняли в 1925 году высокую котировку на биржах крупнейших государств Европы, Азии и Америки. Этим решили воспользоваться дельцы-провокаторы самого высокого ранга. В подрывной акции приняли участие голландский миллиардер Генри Детердинг, шведский миллионер Эммануил Нобель (племянник учредителя Нобелевской премии Альфреда Нобеля), Уинстон Черчилль (в то время министр финансов Великобритании), Макс Гоффман (член германской делегации на переговорах 1918 года в Брест-Литовском), генерал П.В. Глазенап (руководитель белоэмигрантского “Союза офицеров армии и флота”, обосновавшегося в Данциге – нынешнем Гданске), а также некоторые высокопоставленные функционеры НСДАП – национал-социалистической партии Германии.

В лондонской газете “Таймс” 10 июня 1926 года появилась заметка Детердинга, предсказывавшего, что в ближайшее время “Советская Россия рухнет в результате невиданной интервенции”. Осенью того же года “интервенция” дала о себе знать. В Мюнхене была изготовлена первая партия фальшивых банкнот достоинством в 1, 3 и 5 червонцев общим количеством 15 тысяч купюр.

1 червонец 1926 года

1 червонец 1926 года (аверс).

2 червонца 1928 года

2 червонца 1928 года (аверс).

Готовая “продукция” складировалась в Берлине. Вскоре в одном из берлинских банков был задержан национал-социалист Беккер, пытавшийся разменять фальшивые червонцы на марки. А вслед за этим во франкфуртской типографии полиция обнаружила высококачественное клише для изготовления червонцев, одновременно конфисковав 120 тысяч фальшивок. Акция с финансовой “интервенцией” провалилась. Тогда же по этой причине вывоз настоящих советских червонцев за границу был запрещен, а в 1928 году был закрыт и их ввоз в страну из-за рубежа.

В 1924–1925 годах наряду с банковскими и казначейскими билетами советское правительство выпустило в обращение платежные обязательства Центральной кассы Народного комиссариата финансов СССР, владельцы которых имели право получать процентный доход.

В 1929 году вновь вводится отмененная при НЭПе карточная система распределения продовольственных и промышленных товаров по твердым ценам. Однако если в результате этого городское население Советского Союза получило в начале 30-х годов минувшего века гарантированный минимум продовольственного обеспечения, то жители сельской местности и в особенности ряда зерновых районов страны испытывали нехватку питания. А в 1932–1933 годах на юге СССР (в частности, на Украине) разразился настоящий голодомор, унесший множество человеческих жизней. К середине 30-х годов советскому правительству, наконец, удалось уменьшить напряженную ситуацию, сложившуюся в сфере денежного обращения, а заодно ликвидировать карточную систему распределения продуктов, восстановив свободную государственную торговлю предметами народного потребления по стабильным ценам (более низким, чем тогда наблюдались на рынках, но более высоким, чем до введения карточной системы).

В конце 30-х годов была выпущена последняя предвоенная серия денежных знаков. Это были казначейские билеты достоинством 1, 3, 5 рублей образца 1938 года

Казначейские билеты

Казначейские билеты достоинством 1, 3, 5 рублей образца 1938 года.

и билеты Государственного банка СССР номиналами 1, 3, 5 и 10 червонцев образца 1937 года.

10 червонцев 1937 года.

10 червонцев 1937 года.

Характерно то, что на этих банковских билетах уже не было надписей, гарантирующих их обмен на золото. По известным для конца 30-х годов причинам на билетах не было также и факсимильных подписей членов Правления Государственного банка СССР, работников Народного комиссариата финансов СССР и кассиров. В период усиления культа личности Сталина массовые репрессии погубили многих видных специалистов в области финансов и кредита, в том числе и тех, чьи подписи до этого можно было увидеть на денежных знаках. По той же причине на облигациях государственных долгосрочных займов подписи «врагов народа» закрашивались черной краской, чтобы их нельзя было разобрать, а сами ценные бумаги старались как можно быстрее заменить новыми.

Сейчас об этих советских финансистах можно сообщить некоторые сведения, чтобы воздать должное их труду и заслугам.

Так, на первых денежных знаках Страны Советов мы видим подпись главного комиссара Народного банка – Георгия Леонидовича Пятакова (1890–1937). Его факсимильная подпись, кстати, стоит на большинстве денежных знаков, выпущенных в обращения до 1928 года. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

Колманович Мойсей Иосифович (1888–1937) – участник борьбы за советскую власть в Беларуси. Председатель Правления Госбанка СССР с 1930-го по 1934 год. Его подпись стоит на червонцах выпусков 1926–1932 годов. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

Марьясин Лев Ефимович (1894–1937) – председатель Правления Госбанка СССР с 1934-го по 1936 год. Его подпись имеется на червонцах выпусков 1926–1932 годов. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

Аркус Григорий Мойсеевич (1896–1936) долгие годы трудился заместителем председателя Правления Госбанка СССР. Его подпись – на денежных знаках выпусков 1922–1932 годов. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

Горбунов Павел Петрович (1885–1937) – член Правления Госбанка СССР. Его подпись – на червонцах выпусков 1926–1928 годов. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

Михельман Даниил Давыдович (1888–1937) – член Правления Госбанка СССР. Его подпись – на червонцах выпуска 1924 года. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

Шер Василий Владимирович (1888–1940) – член Правления Госбанка СССР. Его подпись стоит на червонцах выпусков 1924–1928 годов. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

История, как известно, наука поучительная. К тому же, искажений и умолчаний не терпит, а потому со временем всех и все расставляет по их истинным местам, давая каждой личности и каждому событию настоящую оценку, оставляя потомкам назидательную память минувших эпох.