Александр Петрович Орлов

Коллекционер монет и бумажных денег с более чем полувековым стажем.

больше

Местные выпуски аналогов денег

2012-04-05

Боны местных выпусков, в том числе и те, что имели хождение на территории Беларуси, занимают значительную часть в разделах бонистики. Среди них – выпуски бонов в Бобруйске, Гомеле, Игумене (нынешний Червень), Могилеве, Слуцке и других городах. В этой главе представлены иллюстрации бон в сопровождении газетных публикаций того времени, которые позволят читателю составить собственное мнение о сложностях с наличностью, испытанных, в частности, жителями Могилева (и Минска) в период с марта 1918 по июль 1919 года. Здесь, видимо, следует напомнить, что после вооруженного захвата большевиками власти в огромной стране, чтобы сейчас об этом не говорили историки, в действительности воцарилась такая вопиющая неразбериха, какие, собственно, и случаются во время революций, мятежей и государственных переворотов. Каждый регион бывшей империи спасался от нахлынувших невзгод как только мог. В Беларуси ко всем прочим бедам добавились в тот момент сначала напасти немецкой, а вслед за тем еще и польской оккупации, гражданской войны…

Итак, перед вами скупые, но весьма красноречивые свидетельства нашей истории, которые мы постарались дать в том виде, в каком они и были обнародованы в свое время.

В газете “Могилевский голос” № 1 от 13 марта 1918 года в рубрике “Оккупированный Могилев” была помещена следующая заметка:

Выпуск бон

В вечернем заседании намечен целый ряд мероприятий, могущих значительно облегчить условия местной жизни, выбитой из обычной колеи. В ряду этих мероприятий особенную важность имеет возможность устранения финансовых затруднений путем выпуска так называемых бон, каковая система практикуется уже во многих оккупированных местностях нашего края и успела дать весьма утешительные результаты. Решено, чтобы выпуск бон осуществило Могилевское отделение Государственного банка.

В той же газете через семь дней читаем:

Боны для города

Вернулся из Шклова представитель Могилевского отделения Государственного банка, ездивший туда в сопровождении доверенного фабрики, для заказа бумаги для бон. Выбрана бумага, условия заказа приняты, и фабрика приступила к изготовлению потребной бумаги. Между прочим, нам сообщают, дело выпуска городом бон значительно осложнилось ныне ввиду отсутствия должной денежной наличности для гарантии бон, в связи с целым рядом требований немецких военных властей, приведенных во вчерашнем нашем сообщении “Городские дела”. Более или менее точные условия выяснятся лишь по возвращении из Бобруйска городской делегации, выехавшей туда для ходатайства об отмене предъявленных требований.

В той же газете от 2 апреля 1918 года читаем:

К выпуску бон для города

Городским общественным управлением получено из Бобруйска, от главных оккупационных властей, сообщение о том, что городу разрешается выпуск бон на сумму ½ миллиона рублей, с обязательным погашением этой суммы к 15-му мая с.г. В дальнейшем предстоит выпуск для всего оккупационного края, общих, оккупационных же бон.

Прошло немногим более восьми месяцев, и газета “Известия” Могилевского губернского революционного комитета от 14 декабря 1918 года сообщила:

Паника с бонами

11-го декабря на долю Могилевцев (жителей Могилева – уточн. авт.) выпала новая паника, городскими бонами, которых никто не хотел принимать в уплату. На этой почве в городе то тут, то там тяжелые сцены: многие бедные женщины, рыдая навзрыд, умоляли торговцев отпустить тот или иной продукт, но те были неумолимы и, в ответ на все мольбы, твердили одно лишь: “Платите кредитками или керенками, а этого сметья (мусора – уточн. авт.) нам не надо!”

В той же газете от 31 декабря 1918 года:

ПРИКАЗ

№ 15 от 26 декабря 1918 г.
Отдела Финансов Могилевской губернии

Во исполнение телеграммы Главкомбанка за № 862 и по постановлению Отдела Финансов от 18 декабря за № 5, Отдел Финансов приказывает:

  1. Всем частным лицам, Общественным и Советским учреждениям, имеющим боны, выпущенные бывшим Земско-Городским Эмиссионным банком, внести таковые в кассу Народного Банка (Большая Садовая, д. № 74),для города – в десяти, а для уезда – двадцатидневный срок со дня опубликования сего приказа, для обмена на общегосударственные знаки, согласно инструкции Главкомбанка.
  2. Обмен бон производить один раз каждому, по предъявлении удостоверения личности, на котором делать отметку.
    В первый день обмен производить лицам, имеющим до 150, во 2-й день – от 150 до 300, в 3-й – от 300 до 600, 4-й – от 600 до 2000, а в последующие дни – свыше 2000 рублей.
  3. Обмен бон производить в кассе Наркомбанка ежедневно: частным лицам – от 10 до 2 час., членам профессиональных союзов, по предъявлении членской карточки, Общественным и Советским учреждениям – от 6 до 9 час. вечера.
  4. Обмен бон производить особой комиссии, состоящей: из одного представителя Нарбанка, 2-х – от Отдела Финансов, и 2-х – от Центрального Совета Профессиональных Союзов.

Заведующий Финансами
Могилевской губернии                              Иденбаум

В том же номере этой же газеты чуть ниже был опубликован еще один весьма красноречивый документ:

ПРИКАЗ

В дополнение к приказу за № 15, Отдел Финансов предлагает сдать с 30 декабря все имеющиеся боны и обменять их в кассе Народного Банка на общегосударственные знаки. Всякая выдача и прием бон частными лицами и советскими учреждениями не допускается.

Завед. Отделом Финансов                   Кузьмин
Секретарь                                              Вольф

А теперь предлагаем ознакомиться с одним из архивных документов – образцом деловой корреспонденции тех лет:

Р.С.Ф.С.Р.
Дивизионный Инженер
8-й Стрелковой дивизии
июля 14 дня 1919 г.
№ 1679
г. Бобруйск

НАРОДНЫЙ
КОМИССАРИАТ
ФИНАНСОВ ЛИТВЫ
и БЕЛОРУССИИ

Прошу Вашего распоряжения о снабжении денежными знаками выпуска Могилевского Казначейства, ввиду отсутствия денег может произойти остановка в работах по постройке мостов и позиций.

Вр.И.Д. Дивизионного инженера
За Военного Комиссара

Подпись
Куропаткин

Бухгалтер

Подпись

Резолюция на телеграмме: “Сообщите телеграфу, что ввиду отсутствия наличности в кассе Казначейства, просьба, к сожалению, не может быть удовлетворена”. Начертал ее и подписал Временный Управляющий Ц.С.К. Упр., а произошло сие 17 июля 1919 года. Мы намеренно добавили ее к эпилогу газетных публикаций. Телеграмма из этой самой 8-й стрелковой дивизии пришла в адрес вышеозначенного казначейства в самый разгар летней кампании Красной Армии против белопольских, как их тогда называли, частей… И сохранилась, как будто специально, чтобы вы смогли еще острее почувствовать переживания простых граждан. Если уж военным в разгар боевых действий не дали денег, что же тогда о простых мирянах говорить…

*     *     *

Обращаясь теперь к собранной информации о выпуске бонов в Минске, следует сразу же оговориться, что проиллюстрировать эту историю, к сожалению, пока невозможно. Речь об этом чуть ниже, но зато сами документальные свидетельства, обратите на это внимание, здесь намного красноречивее, чем в могилевской эпопее.

В выпуске от 25(12) февраля 1918 года “Утренняя Минская газета” сообщает:

Совещание о выпуске бон

Вчера в Народном секретариате Белоруссии состоялось совещание по поводу выпуска бон, при участии представителей городского самоуправления и губернской земской управы гг. Демидович-Демидецкого, Герцыка и Тришинского. В совещании принял участие представитель местных банков г. Нисельсон.

Предложение о выпуске бон не встретило принципиально со стороны секретариата возражений.

В газете “Минский голос” от 8 марта 1818 года находим:

Городские боны

Вопрос о выпуске городских денежных знаков (бон) близок к окончательному разрешению. Предполагается выпустить боны в мелких купюрах, не более 5—10 рублей.

В местных торговых, банковских и биржевых кругах относятся к этому вполне сочувственно. Городские подрядчики и поставщики заявили, что они охотно будут принимать городские боны в уплату за подряды и поставки.

Та же газета от 13 марта того же года сообщает:

В городской думе

Третьего дня состоялось заседание городской думы. По докладу гласного Герцыка городская дума принимает предложение финансовой комиссии  о выпуске городом бон под залог городских имуществ. Детальная разработка вопроса в техническом и финансовом отношении поручается специальным комиссиям. Окончательный проект должен быть представлен не позднее понедельника.

Через неделю, 21 марта, находим в газете “Минский голос” ответы на интересовавшие, без всякого сомнения, каждого минчанина, вопросы:

Городские боны

Городской финансовой комиссией представлен на утверждение городской думы проект выпуска городских бон.

Согласно проекту боны выпускаются на сумму 2.500.000 рублей. Погашение будет производиться частично в течение первых пяти лет по заключению мира. В первый год будет погашено бон на сумму 300 тыс. рублей, во второй – на 400 тыс. рублей, в третий – на 500 тыс. рублей, в четвертый – на 600 тыс. рублей, и в пятый – на 700 тыс. рублей.

Количество бон предполагается следующее: 200.000 купюр по 50 коп., 500 тыс. – по 1 руб., 250 тыс. – по 3 руб., 100 тыс. – по 5 руб., 40 тыс. – по 10 руб. и 25 тыс. – по 25 руб.

А 30 апреля 1918 года в газете “Минский голос” публикуется и вовсе оптимистический прогноз по поводу новых денежек:

Городские боны

Вопрос о выпуске городских денежных бон уже совершенно закончен разработкой городским самоуправлением. Имеются уже и образцы.

В германском градоначальстве заявили городскому голове, что по поводу выпуска бон запрошены германские власти и в скором времени ожидается ответ.

P.S. Однако позже в минских газетах о дальнейшем развитии дел по выпуску городских бон не было сказано более ни слова… Вихрь иных не менее бурных событий перевернул эту незавершенную логическим результатом страничку городской жизни. Увы, ответов на многие вопросы у нас нет и поныне. Судите сами. Еще 21 марта 1918 года городом руководит дума, а через месяц, точнее 30 апреля, все вопросы в Минске уже решает некое городское самоуправление, как это было, скажем, в эпоху процветания магдебургского права. Здесь будет совершенно уместным привести краткую хронологию событий первых месяцев 1918 года, чтобы дать читателю необходимую ориентировку в будораживших тогдашнее общество потрясениях.

  • 18 февраля – срыв в Бресте большевиком Львом Троцким переговоров делегации ВЦИК и Совнаркома России с германским командованием.
  • 19 февраля – Совнарком Западной области и фронта, а также и Облисполкомзап (местный партаппарат – прим. авт.) удирают из Минска в Смоленск.
  • 19 февраля – возобновление деятельности запрещенного большевиками Исполкома Рады Всебелорусского съезда, освобождение из тюрем политических заключенных – активистов белорусских общественных и партийных организаций.
  • 20 февраля – начало наступления германских войск по всей линии фронта с последующим захватом огромных территорий в Прибалтике, Беларуси, Украине.
  • 20 февраля – принятие Исполкомом Рады Всебелорусского съезда Первой Уставной грамоты к народам Беларуси, образование первого правительства страны – Народного секретариата Беларуси.
  • февраль-март – оккупация кайзеровскими войсками территории Беларуси и предъявление Германией требований советскому правительству о передаче захваченных земель в качестве залога и гарантии выплаты контрибуции Россией.
  • 3 марта – подписание в Бресте мирного договора между Советской Россией (с одной стороны) и Германией, Австро-Венгрией и Болгарией (с другой стороны) об окончании боевых действий на Восточном фронте с выполнением условий, продиктованных германским командованием и его союзниками.
  • 9 марта – принятие Второй Уставной грамоты к народам Беларуси и провозглашение территорий бывшего “северо-западного края” независимой Белорусской Народной Республикой.
  • 14 марта – объявление в Смоленске съездом Советов Западной области неправомочности Народного секретариата БНР, обозвав его органом контрреволюционных сил. Там же в Смоленске большевики придумали для Беларуси свое собственное название, а именно – “Западная Коммуна”.
  • 25 марта – принятие Третьей Уставной грамоты к народам Беларуси и провозглашение Белорусской Народной Республики свободным и независимым государством.
  • апрель - май – признание независимости Беларуси правительствами Украины и Литвы, открытие белорусских дипломатических миссий в ряде европейских государств. Формальное признание Германией неполной самостоятельности Белорусской Народной Республики (предоставление права только на административно-хозяйственную деятельность) и фактическое продолжение оккупации ее территории своими войсками.

Как видим, обстановка, в которой местные власти пытались наладить выпуск бон для обеспечения населения хотя бы суррогатными денежными знаками, была весьма запутанной и не способствовала организации нормальной жизни. Хочется надеяться, что где-нибудь в архивах лежат документы, которые ответят на оставшиеся у нас вопросы, в том числе, возможно, и на главный: сохранились ли минские боны или их образцы?

1 рубль 1 рубль реверс3 рубля3 рубля реверс5 рублей аверс5 рублей реверс

Рис. 1 - Могилевские боны – разменные билеты Могилевской губернии, 1918 год (имели хождение кроме показанных разменные билеты номиналами 1, 3, 5, 10, 25 и 100 рублей).

1 рубль аверс1 рубль реверс3 рубля реверс5 рублей аверс10 рублей Слуцк

Рис. 2 - Местные боны города Слуцка, 1918 год  (имели хождение боны номиналами 1, 3, 5, 10 рублей).

1 рубль3 рубля 5 рублей аверс

Рис. 3 - Местные боны города Игумена (ныне – Червень), 1918 год (имели хождение боны номиналами 1, 3, 5, 10 рублей).

20 и 50 копеек1 и 3 рубля

Рис. 4 - Товарные ордера Червеньского центрального рабочего кооператива, 1918 год (имели хождение ордера номиналами  20, 50 копеек и 1, 3 рубля).

5 рублей

Рис. 5 - Местные боны Минского центрального рабочего кооператива, без указания года выпуска, но с номерными знаками (имели хождение боны номиналами 50 копеек и 1, 3, 5 рублей).

1 и 2 рубля

Рис. 6 - Талоны Минского центрального рабочего кооператива, 1924 год (имели хождение талоны номиналами 10, 25, 50 копеек и 1, 2, 3, 5, 10 рублей).

5 рублей

Рис. 7 - Местные боны Рогачевской городской управы, 1918 год (имели хождение боны номиналами 1, 5 рублей).

3 рубля Лида

Рис. 8 - Разменные знаки Лидского уездного военно-революционного комитета, 1919 год (имели хождение знаки номиналами 1, 3, 5, 10 рублей).

5 рублей ЖД аверс5 рублей ЖД реверс

Рис. 9 - Талоны Продовольственного комитета Полесских железных дорог, 1917 год (выпускались в Гомеле, имели хождение номиналами 3, 5, 10 рублей).

3 рубля аверс3 рубля реверс

Рис. 10 - Квитанции Кооператива потребителей при Бобруйской сионистской организации,  без указания года выпуска, но с номерами (имели хождение номиналами 1, 3, 5, 10 рублей).

3 рубля аверс3 рубля реверс10 рублей аверс10 рублей реверс

Рис. 11 - Боны Гомельского городского самоуправления, 1918 год (имели хождение номиналами 1, 3, 5, 10 рублей).

5 рублей аверс5 рублей реверс

Рис. 12 - Боны Гомельского земства, 1918 год (выпущены только в одном номинале – 5 рублей).